Настройки
Настройки шрифта
Arial
Times New Roman
Размер шрифта
A
A
A
Межбуквенное расстояние
Стандартное
Увеличенное
Большое
Цветовая схема
Черным
по белому
Белым
по черному
Клецкий районный исполнительный комитет
Главная / Новости / Новости области
27 сентября 2021

Решение было за Президентом. Многолетнюю историю с выкупом соцжилья помог разрешить случчанке Александр Турчин

В конце апреля председатель Миноблисполкома Александр Турчин проводил прием граждан в Солигорске. Тогда же к нему обратилась и жительница Слуцка Ольга Пацыкалик. Ситуацию, в которой оказалась женщина, типичной не назовешь: ее отец Андрей Карпюк после долгих лет обиваний порогов различных инстанций получил разрешение от Президента на выкуп социального жилья. Посодействовал в этом непосредственно Александр Турчин, к которому мужчина обращался за помощью. Однако завершить начатое пенсионер не смог: в марте этого года его не стало. Тогда Ольга и решила прийти к губернатору, причем с той же самой просьбой — чтобы уже ей разрешили выкупить социальное жилье, которое было выделено отцу.

Закон не предусматривает и точка!

Александр Турчин пообещал снова обратиться с ходатайством к Президенту — но никаких гарантий не давал. А буквально три для назад Ольга получила письмо из Администрации Президента: Александр Лукашенко дал разрешение на выкуп квартиры. Точка в этой истории поставлена — но мы попросили Ольгу рассказать, с чего она, собственно, начиналась.

Первое, что произнесла Ольга, когда мы с ней встретились: «Дело ведь не в этих квадратных метрах. Я исполнила мечту папы». Уже потом, по ходу разговора она объяснит: отец хотел, чтобы у него было собственное жилье. Квартира, которую можно передать в наследство внуку. К сожалению, не сложилось.

— Папа родом из Хмельницкой области: в Слуцк переехал в 1977 году, тут жила его тетя. Устроился работать в военсервис, где трудилась и мама. Познакомились, понравились друг другу, а через два года, в 1979 году поженились, — рассказывает Ольга. — Своего жилья у них не было, поэтому вынуждены были делить жилплощадь с родителями мамы. Условия были стесненные, но это лучше, чем общежитие. В 1981 году на свет появилась я: папа стал на очередь на получение квартиры. Только таких очередников было еще очень много, жилья мы так и не дождались.

В 1986 году, через четыре месяца после аварии на Чернобыльской АЭС, Андрей Григорьевич Карпюк был направлен в Гомельскую область — доставлял продовольствие жителям загрязненных районов. Впоследствии ему вручили медаль «Участника ликвидации последствий аварии на ЧАЭС», хранит Ольга и «чернобыльское» удостоверение отца.

— Именно как чернобыльцу папе и выделили квартиру — но уже после того, как он развелся с мамой. Тут свою роль сыграла статья 18 Закона «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, других радиационных аварий». Ему дали «однушку» площадью 41 квадратный метр: как потом отцу объяснили в райисполкоме, деньги на нее выделил Департамент по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Вроде как в строящемся тогда доме было предусмотрено еще 3 квартиры для чернобыльцев, — уточняет женщина. — Конечно, папу эта новость обрадовала: через столько лет ожиданий он наконец станет хозяином своей квартиры. Оказалось, что не станет — квартира была социальной, то есть ни продать, ни передать по наследству он ее не мог.

Для Андрея Григорьевича эта стало огромным разочарованием: почему другие чернобыльцы успели получить жилье бесплатно, а ему просто дали им попользоваться? Мужчина стал обивать пороги райисполкома, различных служб. Но везде ему отвечали одинаково — другой квартиры не положено. Хотя нет, предлагали и совсем уж безумный вариант: отказаться от выделенного социального жилья, чтобы через пять лет стать в общую очередь на получение квартиры. Где человек будет жить все эти годы ожидания, никого не волновало.

— Понимаете, папа не мог смириться с тем, что ему дали социальное жилье. Он думал, что его, возможно, по ошибке поставили не в ту очередь. Ведь он как ликвидатор имел право на собственное жилье, откуда тогда взялось социальное? Больше десяти лет отец не сдавался. Он обращался в суды, искал любую зацепку, чтобы добиться своего. На тот момент у него уже была инвалидность: в 2001 году папа перенес инсульт головного мозга, — и он оформил доверенность на меня. Я тоже ездила по судам, просила помощи, стучала во все двери, но где-то в глубине души понимала, что толку не будет, — вздыхает Ольга. — Социальное жилье папе выдали в соответствии с законом, и на другое у него прав не было. Разве что попробовать выкупить эту квартиру. Но опять-таки, закон это не предусматривал.

27 тысяч рублей на 15 лет

В 2020 году в бесконечных мытарствах Андрея Григорьевича была поставлена точка. Узнав, что председатель Миноблисполкома будет проводить в Слуцке прием граждан, пришел к нему за помощью. Принес несколько «талмудов» (те самые бесконечные письма с отказами), попросил посодействовать в выкупе жилья. Губернатор не отказал, но сразу предупредил: дать согласие на это может только Президент. Александр Турчин заверил, что обратится к Главе государства с тем, чтобы Андрею Карпюку разрешили выкупить социальное жилье.

— Мы даже не знали, что папа был на приеме у губернатора. Может, не хотел говорить, чтобы не стали его отговаривать. Уже на другой день он просто поставил нас перед фактом: мол, я был у руководителя области, он сказал, что постарается помочь. И на этом все, — говорит Ольга. — На что надеялись тогда? Не знаю. Просто ждали хоть какого-то ответа.

И он пришел: Александр Лукашенко дал согласие на то, чтобы Андрей Григорьевич выкупил социальное жилье, в котором на тот момент проживал. После резолюции Президента подключился и Слуцкий райисполком: за свой счет сделал оценку жилья (27 516 рублей). Все необходимые для выкупа квартиры бумаги проходили последние согласования — как говорит сама Ольга, им оставалось еще немного подождать.

— На выкуп квартиры папе дали рассрочку в 15 лет. Получалось, что в месяц он платил бы около 150 рублей. Сумма не такая большая, и отец был согласен на все условия. Но только стать хозяином этой квартиры он так и не успел...

В марте Андрею Григорьевичу стало плохо. У него и раньше были сбои сердечного ритма, поэтому семья особо не переживала. Пенсионера положили в больницу, где несколько дней его наблюдали врачи. Потом выписали домой.

— Папа жаловался, что у него болит в груди. Думали, что может, сердце пошаливает, и не сразу на это обратили внимание. А уже дома, в субботу у него поднялась температура. Отвезли в больницу на КТ: 40% поражения легких. Его снова госпитализировали. А в понедельник папы не стало...

Уже после похорон, отправившись от шока, женщина сама позвонила в Миноблисполком и рассказала о случившемся. Ей пообещали перезвонить. Но следующий телефонный разговор Ольгу не обрадовал:

— Меня огорошили вопросом, почему в той квартире никто не был прописан, кроме папы? Я объяснила, что сама не раз обращалась с этим вопросом в Слуцкий райисполком, но мне отвечали, что зарегистрироваться там никто, кроме отца, не имеет право. Оказалось, что имеет, — разводит руками женщина. — К примеру, если бы я там была прописана, то даже после смерти папы могла бы еще на 10 лет продлить найм. А так — в течение трех дней освободить жилплощадь и «точка». Кому именно освободить? Ведь отца на тот момент уже не было в живых...

— Квартира пустовала? — уточняю у Ольги.

— За несколько лет до смерти папа снова женился на маме и переехал жить к ней. А в социальной квартире проживала я с мужем и 14-летним сыном. Другого жилья у нас просто нет. Выходит, что нам пришлось бы либо переехать к маме, либо что-то снимать. Не самые лучшие варианты, но что оставалось делать? Папину социальную квартиру сказали освободить. Вещи начали вывозить, но потом ребенок заболел ковидом, и мы ушли на изоляцию. В порядке исключения нам разрешили еще немного пожить в этой квартире.

А потом, по чистой случайности, Ольга узнала, что Александр Турчин собирается проводить прием граждан в Солигорске. Это 30 км от Слуцка, но...

— Я не могла не попытаться. Папа очень хотел, чтобы у нас, у внука была своя квартира. Тем более, что все документы уже практически были собраны, подписаны... Кто знает, а вдруг мне разрешат закончить начатое им дело? Позвонила в облисполком, записалась на прием. Меня там уже все знали, — смущенно говорит женщина. — Переживала, конечно, страшно. Даже речь заранее подготовила: хотела много всего рассказать о папе, о его мечте иметь свою квартиру. А когда зашла в кабинет, растерялась. Столько людей! Но Александр Турчин сразу как-то успокоил: сказал, что помнит моего папу; поинтересовался, что случилось. Я все рассказала...

Председатель Миноблисполкома пообещал, что во второй раз обратится к Президенту с просьбой разрешить — на этот раз Ольге Пацыкалик — выкупить социальное жилье отца. Свое слово губернатор сдержал: в конце мая на имя женщины пришло письмо с подписанной резолюцией Александра Лукашенко.

А три дня назад поступило второе письмо из Администрации Президента: Глава государства распорядился в порядке исключения передать Ольге Пацыкалик на возмездной основе в собственность жилье с рассрочкой платежа на 10 лет. Слуцкому райисполкому поручено принять меры по реализации данного распоряжения.

— Я не думала, что когда-нибудь скажу такое, но теперь у меня есть своя квартира! Спасибо папе: он не сдавался до последнего и надеялся, что когда-нибудь у его единственного внука и единственной дочери будет свой собственный метр. Спасибо Александру Генриховичу и его команде: без личной инициативы губернатора вопрос никогда бы не решился. Спасибо Президенту за положительный ответ и такой подарок. Для кого-то однокомнатная квартира это ничто, а нам с семьей больше некуда идти. Когда вопрос с этим жильем еще только решался, мы обращались в банк, думали взять кредит на покупку жилья. Нам предложили кредит под 25% годовых. Такой вариант, сами понимаете, не каждому подойдет.

В ближайших планах Ольги — сделать в квартире отца ремонт, перевезти туда мебель. Мыслей о продаже или обмене жилья женщина не допускает.

— Эта квартира как память о папе. Он хотел внуку что-то передать в наследство, и я рада, что исполнила его мечту. Не сама, а с помощью неравнодушных людей. А еще папа хотел видеть внука студентом вуза — надеюсь, сын исполнит и эту мечту дедушки. Мне же теперь гораздо спокойнее... Для себя я поняла одну вещь: если есть какая-то проблема, даже личного характера, не надо ходить по судам. Надо идти на диалог с властью. Если бы папа сразу обратился к председателю облисполкома, все могло благополучно завершиться гораздо раньше.

Источник: Минский облисполком

К списку новостей